EN 

АНЖЕЛОПУЛОС Джорджа

АНЖЕЛОПУЛОС Джорджа

АНЖЕЛОПУЛОС Джорджа

Виктория, Британская Колумбия, Канада

Каллиграф

Биография

Дата и место рождения: 23 ноября 1960 г., Британская Колумбия, Канада

Я живу в Виктории, Британская Колумбия, что в Канаде. Я являюсь членом каллиграфического сообщества «Фэйрбэнк» (Fairbank Calligraphy Society), которое было сформировано довольно давно, в 1976 году. О каллиграфии я узнала и приобщилась к ней ещё в университете. Красоту ремесла каллиграфии для меня открыл мой учитель и основатель нашей гильдии, Майкл Хемминг. В своё время он сам прошёл обучение у ученика Эдварда Джонстона — великого писца начала XX века, который внёс неоценимый вклад в возрождение каллиграфии. Для меня очень лестно быть частичкой великой традиции.

В моей семье, которая осталась в Греции, всегда были тесные связи с миром искусства, что, собственно, и дало мне возможность так близко познакомиться с прекрасным. Мой великий дядюшка, Спирос Папалукас, по сей день очень сильно влияет на моё творчество и остаётся моим источником вдохновения; он и ещё несколько художников провели около года в монастыре на Афоне, изучая и переписывая византийские богато украшенные рукописи, иконы и живописные картины. Его труд не прошёл даром, но развился в уникальное современное направление в искусстве. Он создал богатое культурное наследие, некий мостик между нашими цивилизациями, а я очень хочу быть достойным продолжателем дядюшкиных традиций.

Историю искусства я изучала сначала в Греции, а затем продолжила в университете Виктории. И пока я получаю искреннее удовольствие от исследований, описания процесса развития письменности и изучения исторических рукописей, мой стимул к творчеству всегда будет сильным. Я никогда не расставалась с каллиграфией, просто теперь, когда дети уже выросли и жизнь, кажется, устроилась, у меня больше времени, чтобы наверстать упущенное.

С того момента, как я вернулась в каллиграфию в 2005 году, большинство моих работ выполнялись на английском языке, но я также начала изучать и греческий. К сожалению, сейчас уже почти не осталось живых традиций греческой каллиграфии, поэтому мои усилия — это одинокий, но, тем не менее, приятный для меня труд. Надеюсь, что изучение исторических образцов — классических и византийских — приведёт со временем к появлению глубокой исследовательской работы об истоках и наследии нашей культурной самобытности. Как бы то ни было, когда я пишу буквы и создаю образы, я делаю это обдуманно и максимально взвешенно — оттого так пронзителен язык и его красота. Это, конечно, вносит ощутимое разнообразие в современную тенденцию к обезличенной, механической коммуникации.

Тем временем я учусь и пытаюсь узнать как можно больше нового, особенно о традиционных материалах и инструментах — пергаменте, папирусе, птичьих перьях и тростнике, а также о традиционных способах позолоты и иллюминирования. Будучи тем счастливым избранным, которому время от времени удаётся ухватить частичку знаний о золоте и пергаменте от приезжих мастеров, считаю просто необходимым воздать этим материалам должное. Всё больше работая с ними, я не только начала отдавать предпочтение пергаменту и золоту, но и начала глубже понимать и ценить те традиции, на которых мы все были воспитаны. Я даже чувствую себя немного особенной, когда меня поддерживают и вдохновляют столько великолепных мастеров нашей Гильдии, а также множество каллиграфов из самых разных стран. Уроки Ива Летерма, которые я посетила прошедшим летом на Айлэнд Мэджик, стали для меня чем-то вроде откровения, так же, как и занятия с такими замечательными каллиграфами, как Дэнис Браун, Мартин Джэксон и Питер Торнтон.

В настоящее время я работаю над десятью большими каллиграфическими панно (6,7x9,15 м) на тему греческого наследия. Эти работы мы передадим нашему греческому сообществу, но их можно будет одалживать школам и библиотекам. Кроме того, я тоже преподаю каллиграфию, много читаю об Уильяме Моррисе и делаю визитки для моего друга — художника и типографа Алекса Лавдовски.

Работы автора

Песнь Соломона

Песнь Соломона, 8: 6-7. Бумага Saunders Waterford, японская твёрдая тушь, гуашь, золото 23,75 карат, перья, 30x21 cм, 2010 г.

Брат Лаврентий

Бумага Saunders Waterford, гуашь, пигмент, позолота 22 карат, перо и колонковая кисть, 32х22,5 см, 2010 г.

Софокл

Гуашь и лунное золото на оленьей коже, 14х19 см, 2008 г.

Эпикур

Гуашь и земляные красители на телячьей коже, 17х22 см, 2008 г.

Сапфо. От любви я содрогнулась

Коричневая тушь Prouts по бумаге Fabriano Artistico 140 lb, 18х22 см, 2009 г.

Гомер. Отрывок из «Илиады»

Гуашь и 22К золото на телячьей коже, 18х24 см, 2008 г.

Итака. Константинос Кавафис

Японская твёрдая тушь, земляные красители, рельефная позолота по гипсу, золото 22К и золотой порошок 23К на бумаге Fabriano Artistico 140 lb, 34х45 см, 2010 г.

Сапфо. Молодая невеста

Японская твёрдая тушь, гуашь и рельефная позолота на бумаге Saunders Waterford 140 lb, 56х76 см, 2008 г.

Годовщина

Японская твёрдая тушь, гуашь и 22К золото на бумаге Fabriano Artistico 140 lb, 2009 г.

Прочь

Японская твёрдая тушь, гуашь, рельефная позолота 22К и золотой порошок на бумаге Fabriano Artistico 140 lb, 35х48 см, 2009 г.

«Кельмскотт» Уильяма Морриса

Японская твёрдая тушь, гуашь, рельефная позолота и золотой порошок на телячьей коже, 27х37 см, 2007 г.

Запоминающий

Японская твёрдая тушь, земляные красители, гуашь и рельефная позолота на телячьей коже, 20х24 см, 2009 г.

«Красота» Уильяма Морриса

Коричневая тушь Prouts, гуашь, рельефная позолота и золотой порошок на телячьей коже, 23х29 см, 2007 г.

«Ионический» Константинос Кавафис

Гуашь, рельефная позолота и 22К золото на козьей коже, 24х34 см, 2008 г.

Греческое панно. Первые греки

Японская твёрдая тушь, земляные красители и 23К золото на бумаге Fabriano Artistico 140 lb, 56х76 см, 2008 г.

Греческое панно. Тёмные века

Японская твёрдая тушь, гуашь, земляные красители и лунное золото на бумаге Fabriano Artistico 140 lb, 56х76 см, 2009 г.

Греческое панно. Древняя Греция

Японская твёрдая тушь, гуашь, земляные красители и белое золото на бумаге Fabriano Artistico 140 lb, 56х76 см, 2009 г.

Молитва Святого Августина

Бумага Fabriano Artistico, японская синяя твёрдая тушь, гуашь, рельефное 22-каратное золото, перья Brause, 22х28.4 см, 2010 г.

Парменид «К размышлению»

Японская тушь (сухая), перо «Б»; 22-каратное золото, бумага акварельная, 36х51 см, 2008 г.
Вернуться к списку
До открытия выставки 97 дней
Мудрые мысли
Каллиграфия — это не только искусство идеального написания слов, но и искусство идеального духа.