EN 

МИТЧЕЛЛ Джанин

МИТЧЕЛЛ Джанин

МИТЧЕЛЛ Джанин

Мельбурн, Австралия

Каллиграф, художник

Красота в искусстве каллиграфии и шрифта

У каждого формируется собственное понятие красоты. Она окружает нас повсюду, но её восприятие зависит от нашей культуры, жизненного опыта и личных предпочтений. То, что для одного человека считается красивым, для другого может не представлять ровным счётом никакого значения или даже вызывать массу негативных эмоций.

Понимание красивого в каллиграфии формируется под влиянием многих факторов. Широкая публика сталкивается с различными видами шрифтов ежедневно: идеальные формы компьютерных шрифтов, печатных статей в газетах и журналах, различного рода надписи и т. д. У большинства людей, в той или иной мере сталкивающихся с каллиграфическими работами, вообще может не быть чёткого понимания, что есть хорошо, а что плохо. Они просто наслаждаются ими, оценивая качество дизайнерского оформления слова, фразы или текста. Подобного подхода может быть достаточно для того, чтобы признать работу красивой. Удивительно, но зачастую люди отдают предпочтение более простым, ординарным формам шрифта. Будучи не в состоянии оценить чёткость, остроту отдельных линий, качество туши и т. д., они рассматривают работу как единое целое.

Для художников-каллиграфов понятие «красивый» зависит от многих факторов.

Когда мы только вступаем на путь творчества, мы не способны уловить все едва различимые нюансы, которые так важны для создания поистине совершенных произведений. Мы постоянно учимся, чрезмерно радуясь появлению своих работ, даже если они выглядят лишь как наброски. Несмотря на то, что нанесённые на бумагу штрихи могут быть недостаточно профессиональными, мы гордимся нашими достижениями, у нас есть цель продолжать работу. Необыкновенное чувство охватывает нас всякий раз, когда прямо на глазах кисть оставляет на бумаге новый след, когда буквы приобретают определённую законченную форму. И тем не менее для профессионала любая каллиграфическая работа в самом начале её рождения может показаться безжизненной, тусклой, безликой.

Если художник продолжает путешествие в мир, где рождается красота, его мастерство совершенствуется, взгляд становится более критическим, требовательным. Чем чаще наши работы подвергаются критике со стороны опытных учителей и преподавателей, тем больше мы узнаём, тем выше становится наш профессиональный уровень. Мы приобретаем собственное мнение о том, чему нас научили, приверженность к той или иной традиции письма. С другой стороны, у нас нет постоянного стремления к одному и тому же стилю. То, что когда-то считалось прекрасным, сегодня может показаться тем, что необходимо спрятать. У нас нет определённых чётких стандартов красоты. Мы стараемся прислушаться к своему внутреннему голосу каждый раз, когда стремимся улучшить то, что любим. Каллиграфия — это такой вид искусства, которому никогда не перестаёшь учиться. Знания и навыки постоянно расширяются.

Зачастую наши мысли и желания развиваются гораздо быстрее, нежели наши навыки и моторика; порой необычайно трудно изобразить на бумаге то, что мы хотим. Прекрасно осознавая, что от нас требуют, видя, как делает это наш учитель, мы не в состоянии заставить наши руки двигаться в правильном направлении. Мы смотрим на наши работы, и появляются чувство разочарования и страх, что красота недосягаема.

По миру красивого письма я путешествую уже 14 лет и могу увидеть красивое в отдельных элементах и формах букв. Лёгкие, красиво выполненные линии доставляют мне необычайное удовольствие. Сейчас в моих работах я придерживаюсь европейского стиля. Уверенно выведенные цельные линии с сочетанием света и тени, чёткость, яркость толстых линий и невесомость линий толщиной с человеческий волос просто дух захватывают! Для меня одинаково прекрасны как быстро написанные, так и медленно, аккуратно выведенные, невесомые линии и знаки.

Любой знак, появившийся в результате естественных, ничем не стесненных движений пальцев, руки и тела, прекрасен, суть его не нуждается в объяснениях. Он способен отражать сущность человека, создающего его: его миропонимание, эмоции, стиль жизни. Его красота и совершенство может заворожить даже самого искушённого мастера.

И всё же любой знак имеет оттенок некоторой незавершённости до тех пор, пока не будут внесены некоторые исправления качества линий: едва уловимые изменения в силе нажатия кисти, тонкий намёк на кривизну прямой линии, лёгкие перемены в штрихах.

Всё это способно придать творению искусность и превознести его на более высокий уровень. С опытом я стала более требовательно относиться к понятию красоты. По-настоящему довольной меня могут сделать работы лишь некоторых каллиграфов, на которые я могу смотреть часами. Надеюсь, когда-нибудь я смогу достичь их уровня мастерства и передать всю красоту окружающего нас мира в своих произведениях.

Работы автора

Капля туши (copy)

Растянутая бумага BFK Rives, кроющая гуашь, остроконечное перо, остроконечная кисть, металлические перья, цветные карандаши, 28,5х37,5 см, 2008 г.

Красота — сияние истины (copy)

Бумага BFK Rives с водяными знаками, гуашь, тушь Sumi, металлические перья, металлическое перо Stoakes, остроконечное перо, остроконечная кисть, 57х35,2 см, 2008 г.

Изменчивые оттенки красоты (copy)

Бумага BFK Rives, лист палладия, тушь Sumi, остроконечное перо EF Principal, остроконечная колонковая кисть, 28,5х56,5 см, 2007 г.

Гобелен «Бабочка» (copy)

Бумага Rives, гуашь, тушь Sumi, металлические перья, рейсфедер, остроконечное перо, остроконечная кисть, линер, 28х71 см, 2008 г.

Частичный палимпсест

Бумага Rives, сырцовая техника, гуашь, бальзовые перья, остроконечное перо и кисть по BFK-бумаге, 57х22 см, 2008 г.

Слова раздумий

Бумага ручной работы Khadi, тушь Sumi, остроконечное перо EF Principal, 44,5х39,5 см, 2008 г.
Вернуться к списку
Выставка закончилась
Мудрые мысли
«Каллиграфия — это музыка, только обращенная не к слуху, а к глазу». В.В. Лазурский