EN 

МАКАРЕМИ Хассан

МАКАРЕМИ Хассан

МАКАРЕМИ Хассан

Париж, Франция

Каллиграф, художник, психоаналитик

Каллиграфия в моих глазах

Это моё стихотворение наиболее полно объясняет, что для меня значит каллиграфия:

«На горизонте неба глаз — голубая тишина,
Время утекает до самого конца нашей усталости».

Если я часто обращаюсь к метафоре дерева, то это потому, что у человечества много общего с деревьями: общие корни, которые связывают нас, и много ветвей, которые отражают наши различия (это люди — такие разные, но в то же время такие похожие). А бесконечные листья — это продукт нашей гениальной деятельности. Без корней, глубоко вросших в землю, без ветвей, когда одни отмирают, но другие цветут, без листьев, которые постоянно зеленеют, дерево не выживет.

Начиная с XVI века Запад сделал выбор в пользу скорости и эффективности, стремясь, в частности, подчинить себе природу. На Востоке предпочли с ней «говорить», «писать» — широким мазком или тонким штрихом — её изгибы и пустоты, одним словом, оставлять пространство для трактовки, для свободы…

Далеко за рамками моей научной работы существует идея отказа от строгости, чистоты и выразительности. Но я знаю, что клавиатура никогда не заменит руки. И я убеждён, что каллиграфы в наши дни несут ощутимую ценность. В движении, гармонирующем с природой, как танец Дервиша, в движении каллиграфа-философа-поэта происходит трансформация слова в песню.

Что я могу сказать в своих исследованиях персидской каллиграфии? Сквозь века персидские каллиграфы, со всем усердием и страстью, пытались привести к гармонии персидскую каллиграфию и персидскую культуру. И я хочу быть во власти знаков и не замечать времени, я хочу купаться в этих символах и мокнуть под дождём букв — вот моя страсть, которую я хочу передать вашим глазам. Где все эти знаки, слетевшие с руки мастера тысячи лет назад? Где эти рукописи, сожжённые монголами? Где эти стихи, потерянные в пустынях и растворённые в сознании людей? Где эти линии, отражённые во Вселенной? Я их ищу…

В своих исследованиях я заявляю: «Прошло более трёх миллиардов лет, прежде чем бактерия эволюционировала в человеческое существо, затем прошло ещё 40 000 лет, и это существо стало современным человеком. Жизнь продолжается и всё более развивается в веках, перед лицом смерти. Как будто цель любой жизни — это борьба жизни и смерти. За останками наших предков, в исторических артефактах и архитектуре существуют наскальные рисунки, манускрипты, устная культура и человеческое наследие. И мы должны передать это наследие детям».

Каллиграфия моих глаз в глазах других людей

Несколько строк из презентации в ЮНЕСКО: 

«Находясь под сильным влиянием психоанализа, иранский художник Хассан Макареми за 20 лет исследований представил несколько подходов изучения персидской культуры через основные столпы: поэзия, архитектура и каллиграфия. За 15 веков персы внесли две основные черты в свою письменность: развилась толщина строк и углы стали более обтекаемыми. Игривая гармония плавных линий заняла место строгих прямых строк. Уникальное изобретение Макареми „каллиграфия-живопись“ помогает по достоинству оценить красоту и утончённость этого стиля письма. „Я стремлюсь проиллюстрировать связь между архитектурой и живописью, влияние завивающихся линий на каллиграфию, изогнутость куполов зданий в буквах алфавита…  И я хочу быть во власти знаков и не замечать времени, я хочу купаться в этих символах и мокнуть под дождём букв“».

Ещё один специалист ЮНЕСКО о моих работах, другой взгляд:

«Художник, который расцвечивает свои идеалы

Работы Хасана Макареми уносят нас в вымышленный мир его гуманистических идей и внимания к жизни, и всё это выполнено в переплетении цветов. Его архитектурные изыски показывают нам сказочный мир, в котором застыли моменты жизни. Как танец русалок, его каллиграфия — это симбиоз плавного движения руки и истории персидской поэзии. Его психоанализ, его живопись показывают нам иной подход к персидскому культурному движению, которое появилось за 700 лет до нашей эры. Хассан Макареми подчеркивает: «Сквозь века персидские каллиграфы, со всем усердием и страстью, пытались привести к гармонии персидскую каллиграфию и персидскую культуру. И я хочу быть во власти знаков и не замечать времени, я хочу купаться в этих символах и мокнуть под дождём букв — вот моя страсть, которую я хочу передать вашим глазам. Где все эти знаки, слетевшие с руки мастера тысячи лет назад? Где эти рукописи, сожжённые монголами? Где эти стихи, потерянные в пустынях и растворённые в сознании людей? Где эти линии, отражённые во Вселенной? Я их ищу…

В своих исследованиях я заявляю: „Прошло более трёх миллиардов лет, прежде чем бактерия эволюционировала в человеческое существо, затем прошло ещё 40 000 лет, и это существо стало современным человеком. Жизнь продолжается и всё более развивается в веках, перед лицом смерти. Как будто цель любой жизни — это борьба жизни и смерти. За останками наших предков, в исторических артефактах и архитектуре существуют наскальные рисунки, манускрипты, устная культура и человеческое наследие. И мы должны передать это наследие детям“».

И, наконец, отзыв генерального директора ЮНЕСКО:

К празднованию Международного дня культурного разнообразия, 21 мая

21 мая 2009 г. «Культурное разнообразие даёт нам шанс для обмена и передачи опыта и знаний», — заявил сегодня генеральный директор ЮНЕСКО в своём обращении к нациям об усилении культурного диалога.

В своей речи к празднованию Международного дня культурного разнообразия генеральный директор ЮНЕСКО Коитиро Мацуура выразил уверенность, что культуры всех стран одинаково активно влияют друг на друга, они не монолитны и такое разнообразие способствует сближению.

«Сегодня мы всё еще наблюдаем дестабилизирующее влияние безграмотности и недоверия, но и видим важность нашей задачи, — заявил он. — Управление культурным разнообразием, несомненно, является одной из основных задач общества на сегодня. Это поможет нам построить общество высочайшего уровня. Два известных каллиграфа разных стран — Китая и Ирана — объединили свои усилия ко Дню ЮНЕСКО в Париже. Мастер Фэн Цзен и Хассан Макареми доказали нам в поэтической манере, как можно узнавать друг о друге и жить вместе».

Работы автора

Цветок на соборе

Натяжной холст, краска, масло, перо (калям), 90х60 см, 2000 г.

Эпиграф

Свободное дыхание, каллиграфия Насталик. Натяжной холст, краска, масло, перо (калям), 50х50 см, 1999 г.

Рушан: До тех пор, пока ты честен со мной, я сам честен

Свободное распыление, насталик, фарси. Картон, тушь, пастель и масляные краски, специальное каллиграфическое перо, 50х40 см, 1998 г.

Полдень: пламя и символ, свобода в движении

Разные тексты, свободное распыление, насталик, фарси. Натянутый холст, тушь, специальное каллиграфическое перо, 50х60 см, 2001 г.

Катиб: пламя и символ, свобода в движении

Разные тексты, свободное распыление, насталик, фарси. Натянутый холст, тушь, специальное каллиграфическое перо, 50х60 см, 2001 г.

Гиссо: пламя и символ, свобода в движении

Разные тексты, свободное распыление, насталик, фарси. Натянутый холст, тушь, специальное каллиграфическое перо, 50х60 см, 2001 г.

Гол

Свободное распыление, шрифт насталик, фарси. Плотная бумага, тушь, специальное каллиграфическое перо, 20х30 см, 2002 г.

Дервиш

Плотная бумага, тушь, специальное каллиграфическое перо, 50х40 см, 2005 г. Слово man на персидском означает «Я»

Ä


Синий

Композиция. Натяжной холст, масло, акрил, каллиграфическое перо с адаптером, 60х50 см, 2001 г.

Я и обо мне

Бумага, чернила, каллиграфическое перо с адаптером, 45х55 см, 2010 г.

Блюдо

Свободная композиция, Насталик. Фарфор, особый цвет, каллиграфическое перо с адаптером, круговой луч, 15 cм, 2003 г.

Наскальная графика

61x39 см
Вернуться к списку
Выставка закончилась
Мудрые мысли
«Каллиграфия — это музыка, только обращенная не к слуху, а к глазу». В.В. Лазурский