EN 中文 

Выставка духовных текстов "ЗРИМАЯ МУЗЫКА: КАЛЛИГРАФИЯ И САКРАЛЬНЫЕ ТЕКСТЫ"

Выставка работ нескольких известнейших каллиграфов была организована тогда закрытым из-за пандемии вашингтонским Henry Luce III Center for the Arts & Religion.

31 августа 2021 Центр искусств и религий Генри Луса Третьего* открыл виртуальную выставку духовных текстов "ЗРИМАЯ МУЗЫКА: КАЛЛИГРАФИЯ И САКРАЛЬНЫЕ ТЕКСТЫ".

Среди приглашённых участников — экспоненты российского Музея мировой каллиграфии: Иззи Плудвински, Авраам Борщевский и Мишель Д’Анастасио.

Среди экспонатов — одна работа из коллекции Музея каллиграфии.

Эта работа разбирается на английском на этих двух страницах:

1) 92-й псалом Авраама Борщевского

2) Библейская поэзия на иврите и искусство повтора

Куратор выставки — Jonathan Homrighausen, а Ph.D. candidate in Religion (Hebrew Bible) at Duke University.

 


*Генри Лус Третий - филантроп, издатель TIME Magazine. 

 

Авраам Борщевский, Израиль
«ПРАВЕДНИК КАК ПАЛЬМА РАСЦВЕТЁТ,
КАК КЕДР ЛИВАНСКИЙ ВОЗНЕСЁТСЯ»,
2007 год

13-й стих из 92-го псалма,
8½ x 14 дюймов (22 x 36 см)
Натуральный пергамент из телячьей кожи ручной выделки, черная глянцевая сойферская тушь, медная краска, чистое сусальное золото 24К и золотая краска.

Еврейский каллиграф Авраам Борщевский родился в СССР и репатриировался в Израиль. Он создаёт как высокохудожественные каллиграфические произведения на иврите, так и обладающие религиозной значимостью произведения иудейской ритуальной каллиграфии (СТаМ), создавая мезузы и свитки Торы в соответствии с предписаниями раввинов.

Экспонируемый здесь шедевр каллиграфии содержит стих из 92 псалма:
Праведник как пальма расцветёт,
как кедр ливанский вознесётся
. (Псалтирь 92:13)

В этом псалме, который традиционно читается каждую субботу, псалмопевец подтверждает веру в силу и доброту Бога, помогающего Израилю. Метафора — праведники подобны дереву с прочными корнями — несколько раз встречается в Псалтири (как и в первом псалме). Даже для тех, кто не читает на иврите, Борщевский сообщает значение этих слов, формируя композицию на пергаменте.

Отличительная черта библейской поэзии на иврите — повторы и вариации, которые ученые часто называют «параллелизмом». Праведники подобны деревьям, и буквы, которые использует Борщевский, формальны и визуально прямолинейны. Они стилистически восходят к ашкеназскому письму «СтаМ», используемом еврейскими ритуальными писцами для свитков Торы. В силу этого для еврейского глаза сами буквы выглядят сакрально ещё до того, как их читают. Поскольку такое письмо используется только для святых текстов, то всё, что написано им, продолжается в вечности, за рамками обыденных вещей. Здесь Борщевский также использует метафору: библейские финиковые пальмы, как известно, живут веками, а кедры — тысячелетиями. Далее Борщевский даёт буквам узорно прорастать, словно листьям. Он также придаёт самому пергаменту очертания большого листа. Таким образом, цветут и процветают не только праведники, но и описывающие их буквы.
В свитке Торы используется шрифт «СтаМ», писаный только специальной абсолютно чёрной тушью. Но здесь Борщевский инкрустировал некоторые буквы медной краской. Мастер позолотил верхнюю правую букву (Цади), открывающую стих, а также все огласовки над и под буквами. С библейской точки зрения, золото символизирует утварь Храма (Исход, 25); но страх Господень (Псалтирь, 19:11) и слова мудрости (Притчи Соломоновы, 25:11) считаются важнее золота. Используя золото для написания слов, восхваляющих путь Торы, Борщевский одновременно предполагает, что заповеди Бога драгоценны, как золото, и что Тора дороже золота. И так же, как иудаизм считает Тору «Древом Жизни», Борщевский добавляет, что инкрустация медью «может напоминать внешний вид ствола дерева там, где нет коры».

Как я часто пишу в тематических эссе, библейская поэзия известна структурой повторения и интенсификации внутри и между строками стихов. Здесь псалмопевец повторяет ту же метафору — праведники подобны величественному дереву, — но меняет и усиливает её во второй половине: финиковые псалмы долговечны, а кедры тем более. Борщевский визуально повторяет это, используя таги* — маленькие короны над буквами, для нескольких букв во второй половине стиха (строки 3–6 на этой странице). Таги встречаются только на определенных буквах в сакральном шрифте «СтаМ», и это счастливое совпадение, что гораздо больше этих букв появляется в словах «как кедр ливанский вознесётся», чем в «праведник как пальма расцветёт». Эта счастливая «случайность» позволяет Борщевскому визуально усилить «царственность» второй половины стиха, добавив больше этих украшений, которые на иврите называются коронами. «Короны» на этих буквах перекликаются с царскими и сакральными ассоциациями кедра, поскольку они использовались для строительства Иерусалимского Храма и дворца царя Соломона.

Работа Борщевского демонстрирует способность каллиграфа общаться исключительно визуально, независимо от того, знает ли их читатель язык, на котором он пишет, или нет. Такой вид межкультурного общения является принятым явлением в современной каллиграфии: например, англоговорящие художники черпают вдохновение в арабских, китайских и японских традициях, хотя немногие из них говорят на этих языках.

*Таги (от арам. «тагин» - короны). «Булавки» на этих буквах представляют собой «таги» — отличительный элемент шрифта для свитков еврейской ритуальной каллиграфии, как, например, свитки Торы.

*Цади - позолоченная буква в правом верхнем углу, имеет на иврите числовое значение 90, что вполне естественно, ведь это произведение было заказано в подарок на 90-летие одному особенному юбиляру.

 

Вернуться к списку
До открытия выставки 1323 дня
Мудрые мысли
Каллиграфия — это цветок души человека.