EN 

СЕМЧЕНКО Павел Афанасьевич

СЕМЧЕНКО  Павел  Афанасьевич

СЕМЧЕНКО Павел Афанасьевич

Минск, Белоруссия

Художник-каллиграф, профессор, лауреат премии «За духовное возрождение»

Словесное повествование о красивом письме (Разговор деда с внуком)

Тишина. И вдруг…

— Дедушка, а дедушка, давай поговорим. Ты, пока сидишь, задумчиво смотришь на своё странное перо. Что, сломалось?

— Нет, надо точить. Стала бумага на перо бежать. Теперь перо нечёткий след оставляет, стало царапать.

— А ты, дедушка, всё продолжаешь учиться писать?

— Да, внучок. В любом деле нет предела совершенству. И только время останавливает этот процесс. Важно в своём деле достичь такого уровня, как никто. Быть единственным и первым. Если это твоё — то оно и интересно. Про это сказал мудрый человек, философ Г. Сковорода: «Что трудно — то не нужно; что нужно — то легко».

— Как-то ты, дедушка, говоришь и просто, и непонятно, но хочется слушать; и смотреть на то, чем ты занимаешься. Как это у тебя так получается — красиво, загадочно? Такая большая и сильная рука, а перо такое маленькое и острое, как иголка, — а что творит на бумаге!

— Внучок, по законам физики только силу можно превратить в скорость и точность. Другого не дано. Рука большая, потому что я с детства много физически работал, люблю ремёсла. Строгать дерево, пилить, обрабатывать металл, токарить. Видишь — разный инструмент, станки. Порядок, всё на своём месте. Когда умеешь что-то очень хорошо делать, тогда и другое легко даётся. Это по-научному называется «перенос навыка». Само по себе перо — ничто. Разве что красивое. А вот макнуть его в чернила, да заставить его скользить по бумаге, чтобы оно то «играло», то «танцевало», не каждому дано.

Вот струны скрипки — они ведь сами не звучат, не издают звуков, без скрипки (деки) — вообще кусок тонкой стальной проволоки. А в руках мастера они звучат так мелодично, что забываешь обо всём, переживаешь какое-то волшебство. О многом можно говорить. С виду — привычное, обыденное. А прикоснётся к нему рука талантливого человека — и происходит великое чудо. Это мы замечаем, когда смотрим на произведения искусства: на живопись, графику, скульптуру, настоящее каллиграфическое произведение; или слушаем музыку, любуемся танцем. На мой взгляд, какой бы работой человек ни занимался, он будет стремиться к тому, чтобы это было полезно ему, чтобы было красиво и радовало душу. Это может происходить только тогда, когда труд становится ритуалом.

— Послушай, дедушка, остановись! Расскажи подробнее, что обозначают такие слова, как «талант», «ритуал»? Я плохо представляю их значение.

— Слова эти — иностранного происхождения, а употребляются редко потому, что значение их очень «высокое».

Например, «талант» (от греческого слова talanton, что означает «большие весы») — это проявление необычных природных способностей. Их непрерывное развитие и совершенствование, как бы ни сложились обстоятельства. Это то, чему человек посвящает всю свою жизнь, то, что он делает лучше других.

«Способности» же — это то, что дано тебе природой. Или родителями, если они этим занимались или занимаются. Но это только начало — а дальше надо много трудиться, чтобы способности развить. А вот чтобы получилось правильно и красиво — это очень и очень сложно. Беда в том, что в абсолютном большинстве своём люди просто ходят, говорят, пишут — как получится. На таком уровне находится и общая культура людей.

— Дедушка! Как-то не идёт из моей головы слово «след». След и на бумаге, и на снегу. След, когда летит метеорит. Всё следы.

— Таковы законы природы, что всё определенным образом действует одно на другое. Всё изменяется и оставляет отпечаток. А человек, видя и слыша, способен представлять себе то, что происходило или происходит. Он изучает, сравнивает, анализирует. Таким образом, можно сказать, что в голове человека накапливается множество следов, много памяти. Память эта в особой форме. То, что мы вспоминаем, — оно лишь отдалённо похоже на то, что видели наши глаза или слышали уши. Понять — это великая сила. Благодаря памяти человек накапливает знания, умеет ими пользоваться. Стремится их передать. Чтобы было удобнее пользоваться знаниями, передавать их и хранить, человек сам начал изобретать следы-знаки. Так были изобретены буквы, которыми мы пользуемся, с помощью которых передаём знания или сообщения, информацию. Всё это изучают очень интересные науки — лингвистика, информатика, семиотика. Человек во многом сходен с животными. У тех тоже умные глаза; вот только они не могут ставить задачу и решать её. Нет глубокой памяти. Так, собака хочет заговорить, но тут же забывает о чём. А следовательно, человек — это особенное существо. Мы пользуется различными знаками, в том числе и графическими. Благодаря знакам человечество смогло объединить разум людей — сделать его коллективным. При наличии такого разума человеку, да и народу легче найти выход из любой ситуации. Но не любым способом, а только, как говорили древние: «Est modus in rebus» («Во всем соблюдай меру»).

— Да! Как интересно, дедушка!

— Так, внучок. До этого мы говорили об учении, как о чём-то вседоступном, элементарном и простом. А дальше идёт образование. Образованный человек знает многое и умеет многое. Давно известно, что новое возникает на стыке чего-то с чем-то. Так, даже слово «каллиграфия» состоит из двух слов (греч. kalligraphi — «красивый» и «пишу хорошо»). Следовательно, можно не просто говорить и писать, а делать это красиво. Такой человек более совершенен. А если он ещё и высоконравственный, то есть добрый, честный, ответственный, — тогда мы такого человека называем образованным, говорим, что он воспитанный, культурный. Этот человек становится особенным. Обладая такой личностью, и дела свои этот человек будет вести соответственно. И чем больше таких людей в обществе, тем совершеннее само общество. Человек, ведущий правильный образ жизни, не довольствуется, а умеет радоваться, приятно удивлять, вдохновлять другого на добрые дела. Но об этом хватит. Давай поговорим о том, чем занимается дедушка, и о твоём интересе. Вернёмся немного назад.

Вот ты, внучок, пишешь; и я пишу. Разница есть? Ещё какая. Это непростая тема. Может, сначала попробуем в доступной форме разобраться с тем, что такое письмо?

— Давай.

— Ответ можно прочитать и в специальном словаре, но мы попробуем сами сформулировать значение интересующего нас слова. Вообще, мой опыт позволяет утверждать, что писать — это значит выполнять линейно-графическую форму, в один приём, без поправок. При рисовании же допускается наращивание, штриховка, стирание и т. д. Близко к слову «писать» и слово «чертить». «Черта» — это «линия» по-старославянски. Теперь чертить означает выполнение графики при помощи чертёжного инструмента — линейки, циркуля, лекала. А вот, например, перовая ручка, которую я держу в руке, и шариковая, которую держишь ты, — это пишущие инструменты. Вообще пишущего инструмента изобретено много и для разных целей.

В определении слова «писать» было сказано: «Писать разборчиво», — это важное условие, которое во все времена и у всех народов является обязательным. А знаешь ли ты, сколько лет письменности? Нет? Примерно двадцать пять тысяч лет. Это если исходить из того, что сохранилось на гранитных скалах, на панцирях черепах, на костях животных. Везде там отдельные знаки подчиняются определённым правилам. Безусловно, это примитивное письмо. Оно выполнено зубилом или выцарапано на твердом материале. Потому и сохранилось.

Совсем другое дело, когда человек начал писать в сегодняшнем понимании этого слова: сначала на песке, потом на глине, затем на папирусе и наконец на бумаге. В этом было очень много как трудного, так и интересного. Люди, которые умели писать, а особенно писать красиво, были очень почитаемыми. Им доверяли и боги, и правители. Остальной народ перед ними преклонялся, ибо писцы знали законы, тайны и умели их достойно фиксировать.

Каллиграф должен был обладать самоконтролем, жёсткой внутренней организацией, чтобы полностью владеть почерком.

А вот об этом, внучок, ты должен знать, ибо читал. Давай представим, как выглядело письмо Ваньки Жукова на деревню дедушке. Ванька изо всех сил старался, но его печальная судьба и страдания ложились лишь тенью букв на лист бумаги.

Удивителен до смешного переписчик-каллиграф Акакий Акакиевич, герой гоголевского произведения «Шинель». Николай Васильевич описывает его старания так: «Там, в этом переписывании, ему видится какой-то свой разнообразный и приятный мир. Наслаждение выражалось на лице его. Некоторые буквы были у него фаворитами, до которых, если он добирался, то был сам не свой и посмеивался, подмигивал и помогал губами, так что в лице его, казалось, можно было прочесть всякую букву, которую выдавало перо его».

Талантливо описаны личность и процесс его работы. Красиво писали в России А. С. Пушкин, Н. В. Гоголь, М. Ю. Лермонтов, И. С. Тургенев. В ту эпоху талантливо умели выражать свои мысли и переживания. А ещё раньше! Как старательно писались и украшались церковные письмена: буквицы, святые слова, тексты, книги. Первое наше письмо называлось уставом. Буквы писались по образцу — прямо, разборчиво, медленно. Затем буквы наклонились. Это дало возможность ускорить написание. Но и этого было мало. Так появилась гражданская скоропись. Скоропись совершенствовали относительно геометрических норм, удобства написания, лёгкости чтения, сочетая эти качества с красотой букв и личными особенностями.

Затем изобрели печатную машинку. Теперь появилась возможность быстрее, разборчивее, писать сразу несколько экземпляров, причём одинаково. Профессия «писарь» потихоньку стала вытесняться. В школе перьевую ручку заменили шариковой — жёстким инструментом, дающим однотолщинную линию, скучную. Изменилось и само написание букв. Писать стали проще, чуть быстрее — но за счёт игнорирования красоты. В этом можно отметить два негативных момента. Первый — сильно снизилась пластичность движения руки. А второй — притупилось стремление к совершенству через простое; понизилась культура письма. В таком письме красоты мало.

— А что дальше?

— Уже на пороге новая форма письма. Чтобы ещё больше ускорить темп написания, разработали стенографические знаки. Буквенные знаки там сильно упрощены, а гласные обозначаются элементами. Пока письмо несовершенно, но его скорость равна темпу речи. Владеть этой формой письма полезно студентам для записи лекций.

В своей книге «Мелодии каллиграфа» я пишу, что это письмо будущего. К нему ещё не прикасалась рука художника. А сегодня, я глубоко убежден, необходимо вплоть до седьмого класса учить писать пером с нажимом классической каллиграфии. А позже полезно было бы освоить и стенографию. Индивидуальный почерк для обычных целей вырабатывается сам по себе. Но зато человек будет вооружён различными средствами письма, сможет выбирать, писать ли ему быстро или красиво.

— Дедушка, так, выходит, я плохо пишу? А учительница хвалит, говорит, что аккуратно, ровно.

— Мне тут надо быть осторожнее и тактичнее по отношению к тому, кто учит тебя писать и как он это делает. Писать же надо не по подобию, а понимая значение формы буквы, видя, в какой последовательности нужно писать. Очень много полезного можно было бы взять из старого букваря. Самое сложное и ответственное в учебном процессе — начало. Учить надо основам, но так, чтобы человек этим пользовался всю свою сознательную жизнь. Особенно это касается школы. При обучении письму необходимо строго соблюдать правильную посадку (держание позы), учить смотреть, дышать, держать инструмент и т. д. Это процесс, который активно влияет на развитие ученика. В это время закладывается база, то, как затем взрослый человек будет относиться к делу — как положено или абы как. На этом этапе у ребёнка начинается переход от игрового поведения и интереса к пониманию того, как надо писать, к формированию ответственности за выполненную работу. В здоровой конкуренции формируется чувство личного достоинства. Если у человека красивое письмо, то это говорит о его аккуратности, умении сосредоточиться, добиваться цели, умении определять качество труда. Очень важно, чтобы на этом этапе человек умел что-то хорошо делать — тогда он по-другому будет относиться и к другим формам занятий. Необходимо, чтобы параллельно с соблюдением правильности, удобства, читаемости, чистоты обучаемый получал представление и об индивидуальных особенностях. Нужно разъяснить, что такое красота, красивая линия, буква, слово, написанный текст. Это первичные элементы культуры письма. Двигательный, в данном случае письменный, навык приобретается очень медленно, здесь очень важно руководствоваться законами биомеханики. На основе этого совершенствуется пластика движения пальцев, кисти, всей руки.

Вот, внучок, скажи, пожалуйста, почему человек почти одинаково складывает три пальца, когда молится (по-православному), держит ложку и пишет? Что, трудный вопрос?

— Да.

— Коротко и доступно объяснить непросто. Поэтому — озадачу. Мыслит у человека не только голова. Безусловно, основную работу делает мозг, но не только. Мыслят и глаза — там даже есть открытый нерв, продолжение мозга в виде тонких нитей. Есть верное выражение — разумный глаз. Действительно, на уровне глаз легко определить — дальше или ближе предмет; больше он или меньше и т. д. И руку при помощи нервных волокон и специальных упражнений тоже можно научить думать, автоматически выполнять определённые движения. Научить двигаться быстрее, медленнее, с нажимом или легко, прямо или округло. Но для этого нужна воля и понимание цели. Развивая мозг, уча глаза и руки мыслить, можно достичь вершин мастерства. Владея этим в совершенстве, человек может выражать себя как личность. Может показать свои представления, чувства, виртуальное мастерство в форме творческого произведения — а это уже сфера искусства. При виде такой каллиграфии человек восторгается ею, тем, как она сделана. Я утверждаю, что такие законы искусства, как ритм, контраст, нюанс, гармония, — всеобщи. Может, для тебя, внучок, это и сложно, но поверь мне на слово, что не будет ошибкой сказать «музыкальная линия», «музыкальная графика, минорная, мажорная», «линейный контрапункт» и т. д. Так возникает новое на стыке линейной графики и музыки.

Видишь, внучок, как далеко мы зашли, аж дух захватывает. Это сфера искусства, а выше — только Бог. Через искусство, в котором утверждается возвышенное, совершенное добро, человек становится божественным. Для общей культуры народа важны талантливые люди, но уровень общей культуры определяется тем количеством людей, которые непосредственно причастны к определённому виду деятельности, доводят её до уровня искусства, результата творчества. Это могут быть или народные ремёсла, или музыка, а может — и занятие каллиграфией, как, например, в некоторых государствах Востока. Важно, чтобы это было доступно и была внутренняя потребность…

Ты притих. Ну, думай. Тебе ведь только тринадцать. Не поздно заняться чем-то по-настоящему. Я каллиграфией занялся только в тридцать три года и не жалею — это моё. Может, это откровение будет полезно ещё кому-то. В любом деле необходимо какое-то прозрение.

А мне пора точить перо, разминать пальцы. Я знаю, что делать дальше.

Я полагаю, что откровенный разговор о предмете каллиграфии на этом не закончится. Это только малая часть чего-то сложного, значимого. Ибо совершенствование человека — это самоанализ, это труд как ритуал, в котором постигаются тонкие, необъяснимые нюансы. Это возможно, если это твоё, если это твой знак под небом. Выражай себя, радуйся и служи людям.

И вы, если хоть чуть-чуть поверили, — всё рядом: бумага, перо, чернило. Начинайте хорошее дело, а дальше — будь что будет. Но обязательно идите дальше.

Подтверждаем, что имеем прямое отношение к написанному: дед Павел Семченко и внук Тарас.

Работы автора

Инициал «Глаголь»

Бумага, гуашь, перо, тиснение, 60х70 см, 2010 г.

Смертельно раненный ЗУБР

Бумага, темпера, перо, 66х89 cм, 2009 г.

Заявление о вступлении в Национальный Союз Каллиграфов

Чёрная бумага, белая тушь, остроконечное перо, 24,9х32,8 см, 2009 г.

Виртуоз

Бумага, тушь, перо, 75×90 см

Святая мелодия (первая часть триптиха)

Железо, травление, золочение, 61×61 см

Святая мелодия

Графика, 61×61 см

Дороги за гору

Бумага, акварель, тушь, перо, 65×85 см

Песня соловья

Латунь, травление, 61×73 см

Цветки луга

Латунь, травление, 61×73 см

Звуки пущи

 

Болдинская осень

Бумага, темпера, перо, 65×85 см, 2008 г.

Автограф

Бумага, тушь, перо, 51×97 см

Ни дня без линии. Каллиграфический свиток

Бумага, чернила, перо, 3000х60 см, 2008 г.

Песня

Образно-каллиграфическая работа по мотивам творчества А. Мицкевича
Бумага, темпера, перо, 70х100 см, 2008 г.

Болдинская осень

Образно-каллиграфическая работа по мотивам творчества А. С. Пушкина
Бумага, темпера, перо, 70×100 см, 2008 г.

Основы шрифтовой графики

Изд-во «Вышэйшая школа», Минск, 96 с., 17х24 см, 1978 г.

Ректор МГИМО Торкунов А.В.

Бумага, тушь, перо, 30х40 см
Вернуться к списку
До открытия выставки 40 дней
Мудрые мысли
Каллиграфия — это не только искусство идеального написания слов, но и искусство идеального духа.