EN 

МАХДАУИ Нджа

МАХДАУИ  Нджа

МАХДАУИ Нджа

г. Тунис, Тунис

Каллиграф, художник

Буквы и каллиграфия

В моей работе для меня важны, в первую очередь, непременный импульс к созиданию и стремление вырваться из культурного тупика, нежелание подчиняться существующим жанрам или заранее установленным и застывшим стилям.

В каллиграфии письменные буквы приобретают символический статус, который они поддерживают до тех пор, пока не достигнут значения. Но, как только письмо теряет свои контуры, читатель обязан прибегнуть к своему воображению, чтобы декодировать и достичь значения слова.

Что касается представительства и контекстуализации, работа такова, что она игнорирует эстетический эффект произведения искусства. Бессознательные реакции и инстинктивное отталкивание находятся за этим эффектом. С незапамятных времен это было, по сути, существенным путешествием видимого, материального, абсолютного и хорошо воспринимаемого объекта. В отличие от этого, каллиграфические письмо является явно вокальным звуком, который утратил свою способность выражать контекст человеческой ситуации внутренним чувством; оно явно привлекает абсолютно субъективный образ, с конкретным содержанием, в то же время игнорируя абстрактные темы. В моём рефлексивном подходе к стилю и композиции я в конечном итоге разрушаю саму основу каллиграфии.

Я предполагаю свободно выйти из графической структуры арабских букв или синтаксиса глагола и структуры стиля. Именно потому, как я считаю, что конечной целью является произведение искусства, чьи детали — символы, наполненные значением, я попытался извлечь оригинальные значения из этих деталей для получения эстетической формы. Хотя только работая над формой, независимо от значения символа, я наслаждаюсь свободой представления всех комбинаций, которые мне нравятся. Я надеюсь, читатель не ограничивается визуальным содержанием значения, а путешествует по прозе в процессе.

Любовь и есть именно то, что наполняет мою работу. Поэтому, если как-то где-то делалась попытка обуздать творчество, это вызвало бы у меня огромную боль, особенно если путь к художественному творчеству закрыт для того, кто был действительно прав. Я буду очень страдать, если случайно обнаружу, например, что поэт не имеет возможности выразить то, что лежит в глубине его сердца. Ведь как мало причины конфликтов между народами значат — будь то коммерческий, духовный или культурный аспект! Поиск букв, контролируемых стремлением к общению, и попытка внести свой вклад в укрепление знаний не просто помогают, но также облегчают путь чувствам. Это мы легко воспринимаем в истории любого государства.

В независимости от духовного, нравственного, материального или культурного уровня государства дух получает свою свободу от всех исторических преобразований в строгом и законном отношении творца. Это состояние присуще природе науки и философии. Это явление можно объяснить напоминанием того, что человеческая память работает только через письма, передавая признанный смысл через сложный процесс человеческой индивидуальности и интеллекта. Письма на самом деле являются знаками, как и диалог науки и весь его путь, они вносят вклад в открытие и связь культур.

Наше общество постоянно меняется. А для целей выражения превращений, которые происходят, и для того, чтобы дать им ощутимый смысл, необходимо мощное словообразование, способное работать над нашим изображением и нашим духом. Слова могут, например, быть логотипами или логограммами, поскольку они имеют потенциал для возникновения чувств, после того как они были стандартизированы во всём мире символами, представительствами и СМИ, которые, как правило, посвящены облегчению общения.

Общество нацелено сегодня оказывать влияние на людей во всем мире. И эта влиятельная сила больше похожа на создание мероприятий в рамках национальных и культурных границ. Телевидение в данном вопросе — хороший пример. Таковыми являются и другие средства информации, такие как Интернет, CD-Rom и т.д. Я имею в виду все новые достижения, которые собирают, затем распространяют знаки, символы, изображения, связь, синхронный перевод, виртуальную реальность и т.д.

Работы автора

Сладострастие смерти

Книга. Изд-во «Альтернатива», 2001 г.

Хиджаз (1)

Оригинальная литография на веленевой бумаге, 38х56 см, 1994 г.

Хиджаз (2)

Оригинальная литография на веленевой бумаге, 38х56 см, 1994 г.

Хиджаз (3)

Оригинальная литография на веленевой бумаге, 38х56 см, 1994 г.

Красный квадрат (3)

Оригинальная литография на веленевой бумаге, 38х56 см, 1985 г.

Красный квадрат (2)

Оригинальная литография на веленевой бумаге, 38х56 см, 1985 г.

Красный квадрат (1)

Оригинальная литография на веленевой бумаге, 38х56 см, 1985 г.

Каллиграмма на пергаменте

Индийская тушь и акриловая краска на пергаменте, 65х73 см, 2007—2008 гг.

Каллиграмма на пергаменте

Индийская тушь и акриловая краска на пергаменте, 65х73 см, 2007—2008 гг.

Каллиграмма на пергаменте

Индийская тушь и акриловая краска на пергаменте, 65х73 см, 2007—2008 гг.

Наружный дизайн самолетов к 50-летию компании GULF AIR

2000 г.

Наружный дизайн самолетов к 50-летию компании GULF AIR

2000 г.

Наружный дизайн самолетов к 50-летию компании GULF AIR

2000 г.

Наружный дизайн самолетов к 50-летию компании GULF AIR

2000 г.

Гобелен

Традиционный ручной тунисский гобелен. Шелк, шерсть, хлопок, 450х150 см

Витраж для здания Lake`s Dome в Тунисе

Витраж выполнен компанией Vitrail France, 2005 г. Отмечен главным призом ЮНЕСКО среди художественных работ арабских стран

Каллиграмма на пергаменте

Индийская тушь, золотая и цветные акриловые краски на пергаменте, 95x107 см, 2007 г.

Калиграмма на папирусе

Индийская тушь, золотая и цветные акриловые краски, папирус, 3 х (25х125 см), 2004 г.

Мидун

Индийская тушь, акриловые краски, льняной холст, 150х150 см, 2002—2007 гг.

Bandera

Краски, черный хлопок индиго, 600x150 см, 1988 г.

Ajim

Индийская тушь, акриловые краски, льняной холст, 500x200 см, 2002—2007 гг.

Альбом работ

Альбом с фотографиями работ, 30х42 см
Вернуться к списку
До открытия выставки 40 дней
Мудрые мысли
Слова заканчиваются, смысл длится бесконечно.