EN 

ПОЛЕЛЛО Массимо

ПОЛЕЛЛО Массимо

ПОЛЕЛЛО Массимо

Турин, Италия

Каллиграф, президент Туринской гильдии каллиграфов Dal Segno alla Scrittura, преподаватель Международного центра каллиграфических искусств в Риме

Современная каллиграфия Италии

В настоящее время на западе каллиграфия ассоциируется либо с образом средневекового писца, склонившегося над пыльным томом в тёмной келье, или же с так называемым прекрасным письмом, преподававшимся в итальянских школах вплоть до 60-х годов прошлого века. Редко кто задумывается, что сейчас каллиграфия создаётся как профессиональными художниками, так и любителями, и используется не только как инструмент общения, но и как способ особого художественного выражения.

Каллиграфия редко была представлена в школьном расписании в качестве предмета художественного цикла, достойного изучения, что очень отличается от восточной традиции, в которой письмо рассматривается как одна из высших форм искусства, ценящаяся даже больше живописи. Это различие между западной и восточной культурной традицией может быть объяснено тем фактом, что западное письмо существует, в основном, в виде алфавита, и задачей школы тем самым является научить, как писать, не уделяя должного внимания визуальным и художественным характеристикам букв.

Подобный образ мыслей существует с давних пор и является результатом изобретения печатного станка, который передал искусство письма в руки издателей и шрифтовиков и тем самым отдалил его от широкой публики. Некоторые научились писать буквы так, словно они отпечатаны на станке. Например, Эдвард Джонстон из Англии, которого стоит поблагодарить за то, что он заново открыл средневековое искусство каллиграфии и придал ей новое и более широкое значение.

Если заглянуть ещё глубже в историю, в Италию XV века, мы станем свидетелями революционного культурного феномена — Ренессанса. В этот период по всей Европе возродился интерес к наследию классической античности (Греции и Рима). То же произошло и в области каллиграфии с развитием шрифта Humanistic Cursive, курсивной формы шрифта, называемого Littera Antiqua, разработанного на основе каролингского шрифта VIII века, позднее названного Littera Cancelleresca.

Полторы тысячи лет спустя после рождения шрифта Lettera Capitalis Monumentalis, бывшего отправной точкой развития латинского алфавита, Италия ввела в обращение и научила большую часть прогрессивной Европы стилю канчелляреска (Chancery Cursive). Образцы шрифта Humanist Cursive действительно быстро распространялись, во многом благодаря научным трудам и трактатам Людовико дельи Арриги, Тальенте, Палатино и других каллиграфов XVI века.

В англоязычной традиции в отношении стиля канчелляреска используется термин Italic, поскольку его считают итальянским производным, так же, как и перевод слова corsivo. В Великобритании шрифт Italic традиционно вслед за Джонстоном используется современными каллиграфами в школах в качестве образца, на котором происходит обучение. В Испании итальянский стиль называется letra grifa, по имени Франческо Гриффо, который начал его применение в качестве печатного шрифта в 1501 г. 

С конца XX века и поныне шрифт Italic является основным стилем возрождённого искусства каллиграфии и всё ещё высоко ценится среди западных каллиграфов. В последние десятилетия стиль канчелляреска опять был почти повсеместно заимствован в качестве образца, используемого для расширения художественных возможностей каллиграфии. Плавность и естественность линий, присущая канчелляреске, и лёгкость, с которой этот стиль можно выучить, в настоящий момент предполагает и безграничность самовыражения и возможности художественных интерпретаций, так называемых жестов художественной каллиграфии. Причудливый и витиеватый стиль Chancery Cursive напоминает арабскую каллиграфию.

В сегодняшнем высокотехнологичном мире появляется необходимость вернуться к первичным потребностям: жестикуляционному движению, характерному, например, для итальянцев, активно жестикулирующих во время беседы. Люди часто испытывают внутреннюю потребность оставить собственный след в жизни, и желательно, чтобы этот след был письменным. Это особенно ярко выражено в больших европейских городах, где стены и транспорт расписаны граффити. Эти «следы» во многом обогащают разнообразие классических буквенных форм.

Многие современные каллиграфы не соглашаются с термином «каллиграфия». Так, Ганс Хоаким Бюргерт предпочитает называть это искусством линейного письма. По его мнению, западная каллиграфия ещё не до конца исследовала все возможности и потенциал линии. Западные каллиграфы, в основном, копировали исторические формы, исходя из устоявшегося мнения, что книгопечатание должно быть подобно каллиграфии. А традиция письма по модульной сетке вместо использования открытого пространства линий, несомненно, тормозила их развитие. В истории латинского шрифта был, возможно, только один стиль письма, наиболее полно отвечающий концепции линейности. Это сохранившийся на восковых табличках шрифт Roman Cursive с нехарактерными связками, датируемый I—II вв. н. э.

За свою многотысячелетнюю историю мировая письменность оставила невероятно богатое наследие различных изобразительных форм, которые начинающий каллиграф может изучить, присвоить и в дальнейшем воспроизвести. Люди воспринимают формы и тексты своими органами чувств, импульсы от которых передаются руке, держащей письменный инструмент, который в свою очередь рождает подлинное и бесконечное разнообразие способов выражения. Во время письма формы букв могут изменяться настолько, что их становится сложно прочесть. Поэтому некоторые тексты нужно не только «читать», но и видеть как единое целое.

Ролан Бартес писал, что взаимоотношения с письмом похожи на взаимоотношения с телом. Восточные шрифты, основаны ли они на алфавите или пиктограммах, являются каллиграфическими. Каллиграфия на Востоке — благородный и даже магический вид искусства, который определяется и психосоматикой. На Западе человек стремится сначала укротить своё тело, а затем освободить его; на Востоке управлять телом, а затем и усовершенствовать его считается удовольствием. Развитие восточной письменности является по сути живописью во всём своём величии… В то время как восточная (или арабская) каллиграфия даёт художнику большую свободу, не нанося урона разборчивости текста, западный каллиграф годами экспериментирует со шрифтом, нарушая понятность написанного слова.

И эксперимент, и техника важны для каллиграфии, но систематическое изучение исторического наследия является не менее значимым фактором. Таким образом, мы можем использовать как традиционный, так и вновь изобретённый письменный инструментарий в наиболее полном объёме. Письмо тогда станет обновлённой формой выражения, полной нового смысла и новой ценности символов, цветов, линий и материалов.

Из вступительного слова к каталогу выставки «Италия — Пакистан в Лахоре — ноябрь 2006 г.»
Массимо Полелло — президент Гильдии каллиграфов Dal Segno alla Scrittura, (Турин, Италия).

Библиография:

— Burgert Hans-Joachim, The Calligraphy line, transl.Neuenschwander B. Berlin, 1989. Privately published.

— Barthes Roland, Variazioni sulla scrittura, Carlo Ossola, Einaudi-Torino, 1995.

— Zennaro Mauro Calligrafia , Stampa Alternativa, Viterbo, 1997.

Работы автора

Грехов юности моей не поминай … (Non ti ricordar de’ peccati della mia giovinezza). Псалом 25, стих 7

Хлопковый холст, золотая эмаль, гуашь, голубые карминные пигменты и пигменты индиго, железо-галловые чернила и плоская кисть, металлические перья, рейсфедер, 45х55 см, 2009 г.

Итака. Из К. Кавафиса

Бумага Fabriano Roma, гуашь, коллаж, ширококонечные перья (стиль Littera Antiqua), плоская губка (большие красные буквы), 79х61 см, 2007 г.

Ничего не изменилось

Бумага Arches MBM, гуашь, скорлупа грецкого ореха, ширококонечные перья, плоская кисть, 62х62 см, 2007 г.

Синяя К

Черная бумага Canson, гуашь, эмаль, деревянные палочки, ширококонечные перья, 53х68 см, 2008 г.

Qohelet 6

Бумага Fabriano Umbria, эмаль, гуашь, перья, авторучка, плоская кисть, 50x 0 см, 2007 г.

Искусство происходит из абстракции

Бумага Fabriano Roma, эмаль, гуашь, перья, авторучка, 45x65 см, 2007 г.

Гонбидапена

Бумага Arches MBM, гуашь, чернила, перья, роллер, авторучка, 35x50 см, 2009 г.

Vos Estote Parati

Красная эмаль, гуашь, черная бумага, плоская кисть, перья, 50x70 см, 2008 г.

Of nature — Leonardo

Холст, акриловые краски, чернила, плоская кисть, перья, два элемента, 70x50 см, 2008 г.

Холмы Ланже

Эмаль, гуашь, черная бумага Fabriano, перья, оттиск, 50x50 см, 2008 г.

Работа с мастер-класса Московской выставки 2009

Грунтованный холст, белая, чёрная, красная тушь, кисти, 2009 г.

Геометрия души

Гуашь, распылитель с чернилами, перо, 50х70 см, 2014 г.

Любовь, ничего кроме любви, прощения

Гуашь, чернила, пробковое дерево, перо, 50х70 см, 2014 г.
Вернуться к списку
Выставка закончилась
Мудрые мысли
Красота человека — в красоте его письма.