EN 中文 

Выставка каллиграфии

Современные цифровые технологии способны окончательно разучить людей не только писать, но и мыслить. К счастью, в нашем суматошном мире остаются ещё вечные ценности. Попав на Международную выставку каллиграфии, устроенную в залах Академии художеств в Санкт-Петербурге, веришь тому, что, прежде чем заняться чем-либо, следует освоить искусство каллиграфии.

Придумали и организовали этот праздник генеральный директор выставочной компании MVK, директор Современного музея каллиграфии Алексей Шабуров (автор проекта) и председатель Национального союза каллиграфов, член Союза художников России Пётр Чобитько, с которыми и побеседовал наш корреспондент.

АЛЕКСЕЙ ШАБУРОВ

Новости каллиграфии

Алексей, вы организовали уникальную выставку. Возможно, в других странах устраиваются международные выставки каллиграфии, но в России, если не ошибаюсь, подобных выставок не проводилось.
— Аналогов не припомню. Сам удивляюсь, почему до сих пор никто их не проводил. Были региональные выставки в Китае, Японии и США. Выставка в Италии, которая анонсировалась как международная, в действительности оказалась чисто итальянской.

То есть вы стали первыми из тех, кто решился на этот эксперимент?
— Да, повезло, так сказать. Быть первыми — всегда здорово.

Компании MVK — крупная международная компания с огромным опытом проведения коммерческих выставок. Вас не пугал возможный провал столь необычной затеи?
— Конечно же, тяжело, ответственно и даже где-то рискованно, но делать то, что до тебя никто не делал, особенно приятно.

Каково будущее вашей выставки? Она отправится путешествовать по миру, по другим городам России?
— Мы привезём её в Москву. Этот вопрос уже согласован, осталось лишь всё упаковать. Заинтересовались нашей выставкой несколько зарубежных организаций и галерей. Но это пока лишь начало переговоров.

Летом в Москве, в Сокольниках, был открыт Музей каллиграфии — наш журнал писал об этом. Как давно вы планировали его создание или эта идея родилась во время подготовки к выставке?
Всё сложилось довольно спонтанно. Пока мы готовили свою выставку, нам в дар стали поступать работы. Я долго не мог понять, что же с ними делать — дома на стену повесить? (Что я с удовольствием и делаю.) Но когда критическая масса красоты превысила допустимую, возникло желание эти работы выставлять. Однако нельзя же круглый год проводить Международную выставку каллиграфии. И как-то утром я решил: чёрт возьми, частный музей — это же отлично!

А как будет пополняться коллекция?
— Ну вот сейчас, например, уже двадцать четыре участника заявили, что по окончании выставки хотели бы передать в дар музею свои работы. Надеюсь, они не откажутся от этого намерения.

Пока вы работали над проектом «Международная выставка каллиграфии», у нас появились две совершенно уникальные организации: Современный музеи каллиграфии и Национальный союз каллиграфов. Какова цель союза?
— Цель в общем-то простая. Любой союз или ассоциация призваны пропагандировать, развивать, представлять интересы своего цеха в государственных структурах. По уставу в Национальный союз каллиграфов имеют право вступать даже иностранные граждане. И вот что интересно: уже многие из них подали заявки на вступление.

Планирует ли Национальный союз открывать собственные школы каллиграфии?
— На самом деле школ на сегодняшний день достаточно много, они неплохо работают. Мы бы хотели организовать при музее специальный центр, куда приезжали бы каллиграфы и проводили мастер-классы. Планируем открыть в центре и специальную школьную библиотеку. В общем, планов много.

Да, вам еще предстоит достаточно обширная работа. Остаётся только пожелать успехов на этом поприще. Ну а лично для вас каллиграфия — это вид искусства или просто красивое письмо?
— Мысль, слово, рука единое целое. Возможность повлиять на свой путь! Вот это, на мой взгляд, и есть каллиграфия.

ПЁТР ЧОБИТЬКО

Новости каллиграфии
Пётр Петрович, чем именно вас привлек этот проект? Считаете ли вы его интересным и значимым?
— Мы уже стали забывать слово «каллиграфия», а многие даже не знают, что это такое. Так было до сегодняшнего дня. Когда мне впервые позвонили, я подумал, что это голос откуда-то из другого мира,  просто розыгрыш. Хотя вроде не первое апреля было, звонили в декабре. По-моему, выставка получилась достойной, и, главное, для многих она стала местом неожиданных и полезных встреч.

Насколько полезным оказалось общение между каллиграфами? Ведь на выставке собрались представители совершенно разных культур, традиций и техник каллиграфии.
— В сегодняшнем глобальном, таком многополярном мире уже невозможно игнорировать какие-то достижения и чьи-то взгляды. И в этом смысле каллиграфия тоже тонко реагирует на новые веяния и формы. Вот сегодня я проводил мастер-класс по древнерусскому письму, и после занятий ко мне подошли индусы, китайцы, арабы. Казалось бы, странно, но они нашли для себя очень много интересного.

— Что сейчас принято считать современной каллиграфией? Это вид искусства или просто красивое письмо?
— Современная каллиграфия — это образ жизни: каждый человек вольно или невольно занимается каллиграфией, поскольку что-то пишет. Как на листе бумаги не всегда удастся стереть то, что написано, так и в жизни трудно исправлять свои ошибки. И каллиграфия в этом смысле учит жить — недаром же на Востоке её называют «искусством жить». Если ты что-то написал, значит, отразил то, что у тебя в душе. И если тебе что-то не нравится, ты должен это переписать, изменить. Это не просто слова: многие мои ученики с удивлением обнаруживали, что благодаря каллиграфии им даже удавалось решать некоторые жизненные проблемы.

Здесь на выставке мы видим работы, которые смело можно назвать произведениями искусства. А чем сейчас в повседневной жизни занимается каллиграф?
— Тот ритм, который сегодня предложен людям, просто безумен. Каллиграфия обладает удивительными свойствами: достаточно 15-20 минут, чтобы успокоилось сердце и нормализовалось давление. Вместо пустых переживаний о том, что вы не так сделали, не то сказали или, наоборот, промолчали, нужно просто взять в руки перо – и в душе воцарятся мир и покой. Кстати, об этом давно говорят китайцы и японцы, недаром они занимаются лечебной каллиграфией. Когда я в свое время об этом говорил, многие считали, что я окончательно помешался на каллиграфии. Но я действительно видел, как меняются люди после таких занятий, как им становится легче.

А можно ли каллиграфией зарабатывать?
— Интересная, хорошо выполненная работа, например, на Востоке ценится как произведение искусства. Хотя, сказать по правде, профессии каллиграфа сейчас в принципе не существует.

Так как же становятся каллиграфом и где учатся этому искусству?
— Сейчас любой может прийти в школу каллиграфии, другой вопрос — станет ли он гениальным каллиграфом? Ценность каллиграфии в том, что она открывает нечто скрытое в человеке. К тому же каллиграфии все возрасты покорны: у меня, например, были самые разновозрастные ученики — и трёх, и семидесяти лет.

В рамках этого проекта был создан Национальный союз каллиграфов, председателем которого вы стали. Значимо ли это достижение для нас?
— Боюсь, только в будущем станет понятно, насколько это сейчас важно для России. Наш союз — попытка консолидации мастеров, их единения. Каллиграфия не может жить сама по себе, ей нужна среда обитания. Вот в создании этой самой среды я и вижу основную миссию Союза каллиграфов. Китайцы вообще считают, что, прежде чем заниматься наукой или искусством, необходимо освоить искусство каллиграфии. Это как раз та база, которая готовит человека к дальнейшей жизни. Каллиграфия реально может научить сосредоточенности, терпению, прилежанию, умению концентрироваться, работоспособности и вниманию.

Скачать статью в формате jpg:
1 страница
2 страница
3 страница
4 страница

 

Источник: Журнал «Pen World», № 5 (25), 2008

Вернуться к списку
До открытия выставки 377 дней
Мудрые мысли
«Большая часть всего, что написано неразборчиво во всем мире, написано просто слишком торопливо». Льюис Кэрролл