EN 中文 

Чёрное на белом

Это была, пожалуй, самая стильная выставка, которую довелось видеть. Не только экспонаты, но и всё оформление экспозиции представляло собой «изящный росчерк тушью по белоснежному бумажному листу». В классических интерьерах музея Академии художеств неожиданно образовалось ультрасовременное пространство, наполненное музыкой линий и звуков. Такое вот удивительное сочетание модерна и одного из самых древних искусств — каллиграфии.

Чёрное на белом

— Алексей Юрьевич, выставка буквально заворожила своей красотой, элегантностью и трепетным отношением к мельчайшим деталям — от белоснежного ковролина на полу до белых орхидей в чёрных вазах. И столько посетителей! Как Вам удалось их привлечь?

На самом деле рекламная кампания была малобюджетная. Мы пошли по пути адресной рекламы — приглашения отправили в художественные школы, лицеи, провели рассылку по заранее сформированной базе данных. На нашем сайте была организована предварительная регистрация, поэтому уже за полгода мы могли спрогнозировать число посетителей. Но, конечно, привлекла людей сама тема выставки — столь масштабная экспозиция искусства каллиграфии была представлена впервые не только в нашей стране, но и в мире. Мы привлекли к участию выдающихся каллиграфов из многих стран.

— Как Вам это удалось?

Чёрное на белом

Чтобы собрать, надо знать, кого приглашать…
Для этого пришлось объехать множество стран. Я побывал в Китае, Японии, Голландии, других странах, посмотрел, на каком уровне сейчас находится там это дело. Обращался в национальные ассоциации каллиграфов — у нашей компании очень много партнёров по всему миру, и это помогло нам установить нужные контакты. Но всё равно, для того чтобы «зажечь», увлечь людей, нужна была некая идея. Мы предложили такую простую и понятную всем: каллиграфия — это путь к формированию красивого, здорового общества. И, знаете, люди откликнулись.

— А как вообще родилась идея такой экспозиции? Выставочные проекты Вашей компании достаточно прагматичны. И вдруг такой «эстетский» порыв, далёкий от интересов рынка и бизнеса.

Как ни странно, всё возникло из страданий. Хотя, наверное, так и бывает — тяжёлые переживания, душевная боль неизбежно «переплавляются» во что-то хорошее, светлое.

Представьте, что в минуту душевной сумятицы вы вдруг открываете книгу, в которой написано о том, как прекрасное влияет на ваше мироощущение, психику, самоконтроль… В моём случае речь шла о каллиграфии. Я позвонил автору книги в Краснодар, и вскоре состоялась наша встреча. Он меня ни в чём не убеждал, просто показал технику письма, рассказал о взаимодействии процессов писания и мышления. «Всё,— сказал я. — Всё понял». Я действительно пропустил это через себя и проникся, поверил в то, что каллиграфия — универсальный инструмент, с помощью которого в мире можно установить гармонию и красоту. Потом я нашел подтверждение этой теории в Японии, Китае, где это искусство имеет очень давние традиции. Мне довелось побывать в университетах, побеседовать с профессорами, которые занимаются изучением коры головного мозга. Для них уже давно аксиома — каллиграфическое письмо напрямую связано с функционированием мозга и психики человека.

— Значит, для Вас терапевтическая составляющая каллиграфии важна не менее, чем эстетическая? Мы готовили номер журнала о китайских библиотеках, в том числе и о традициях их письменности. Нам кажется, что для китайцев каллиграфия — прежде всего искусство.

Для них каллиграфия вообще неотъемлемая часть национальной культуры, жизни, но у них существует очень строгое деление произведений искусства на живопись и каллиграфию, то есть там, где присутствуют знаки и рисунок, — это живопись, а там, где только знаки, — каллиграфия. У японцев нет такого деления, они в определениях ближе к европейской традиции. Хотя некоторые японские школы сохранили традиции древней китайской каллиграфии в чистом виде, и, как это ни парадоксально, иногда китайцы ездят учиться китайской каллиграфии у японцев. Но это отдельная история… Важно просто понимать, что, когда вы пишете слова «любовь», «счастье», «здоровье», «богатство», «достаток», пишете красиво, вдумчиво, это работает. Точно работает….

 

Чёрное на белом

— Здесь, на первом этаже, Вы ещё сделали фотовыставку небольшую, которая предвосхищает главную экспозицию. Tам есть фотография Вашего сына, и написано, что он — вдохновитель… Что это за история?

История всё та же. Такой был пасмурный период. И в это время Лёшка родился. Я сам роды принимал, всё это проходило в муках и страданиях. И так получилось, что мой сын и любовь к каллиграфии появились на свет одновременно. Такой был импульс, посыл к тому, чтобы начать этим заниматься серьёзно. Теперь вот ожидаю появления на свет дочери, Виктории…

— Значит, возможно, и появление нового проекта?

Действительно, новый проект уже есть, вылетаю на днях в Нью-Йорк, где буду проговаривать его детали и подробности. Но о его сути пока умолчу, чтобы не сглазить.

— Похоже, складывается хорошая традиция. Сколько детишек Вы планируете завести?

Я бы родил не меньше четырнадцати… Если бы мне позволили!..

— Значит, Вы готовы на 14 проектов?!

Да, да. Это всегда должно быть очень красиво… Хочется, чтобы каждый следующий и последующий были продолжением, развитием уже реализованного, но я хочу, чтобы и этот жил. Мы уже открыли музей каллиграфии в Москве, в парке «Сокольники», на территории КВЦ «Сокольники». Я открыл такой музей, потому что нам дарят много подарков, которые стоит показывать. Предполагаю, что это будет гостеприимный дом, такое закрытое место, очень красивое, где будут проходить экскурсии. Это будет центр, куда мы станем приглашать великих мастеров, там будут проводиться мастер-классы, работать психотерапевты, которые станут помогать людям именно через психотерапию опознать свою руку, там будут работать профессиональные графологи для установления подписи, для того чтобы человек осознавал свою значимость, ну и так далее. По моему замыслу, музей должен стать не просто собранием лучших работ каллиграфов со всего мира, но и действующим центром, который будет способствовать развитию и популяризации этого древнейшего искусства.

— Это Ваша личная идея или подсмотренная?

Эта идея личная, но она была с энтузиазмом подхвачена нашей командой, то есть людьми, которые вместе со мной работают.

— Как долго Вы готовили эту выставку?

Впервые идея была озвучена 4 декабря 2007 года. Мы как раз закончили проект «Северный полюс». И тогда я впервые озвучил эту тему. Но к тому времени у меня уже была осмыслена концепция выставки, проведены необходимые встречи и переговоры.

— То есть очередной «ребёнок» родился, как и положено, через 9 месяцев?

Получается, что так.

Чёрное на белом

— Не так давно нам довелось работать на конференции по проблемам дислексии и дисграфии. Цифры, приведённые там, впечатляют: количество людей, имеющих проблемы с чтением, достаточно постоянно и составляет примерно четверть населения практически в каждой стране, а вот число тех, кто имеет проблемы с письмом, постоянно растёт. В качестве одного из способов борьбы с этим недугом предлагалась графотерапия, то есть практика осознанного письма. Как, по-вашему, могут ли Ваши усилия по продвижению каллиграфии приостановить этот процесс деградации письма и создать в обществе культ красивого почерка?

Я мыслю очень реалистично и не ставлю перед собой задачу перевернуть мир. Действительно, сегодня изменилось наше отношение к почерку. Это связано с тем, что сейчас люди пользуются преимущественно шариковыми и гелевыми ручками, а для создания текстов используют компьютерный набор. Это, безусловно, приводит к утрате очень важной части нашей культуры — искусства письма. Было бы самонадеянно утверждать, что наша выставка или музей кардинально изменят ситуацию. Проблема появляется уже в тот момент, когда ребёнок впервые берёт в руку карандаш или ручку. Сейчас этому практически не уделяют внимания. Значит, начинать надо с Министерства образования. Но скажите, вы можете представить, что туда можно прийти и начать об этом разговор? Люди, которые решают, как и чему учить наших детей, очень своеобразны и специфичны. Говорить с ними об искусстве письма, детях — это как-то нереально. Поэтому, чтобы быть услышанными, мы и начали искать путь «на самый верх». Я имею в виду проект по созданию рукописной Конституции РФ.

— Это ваша была инициатива? Мы, было, решили, что это — госзаказ, как в случае с Украинской рукописной конституцией.

Нет, это была моя идея, я заказал Петру Суспицину выполнить обложку Конституции, со мной согласовывался дизайн, а затем Пётр Петрович Чобитько с учениками и полиграфистами выполняли мой заказ написания этого текста. Идея и полностью весь проект лежит на мне, он не принадлежит ни издательству, ни коллегам. И вот на выставке наконец состоялась презентация рукописной Конституции нашей страны. Это, может быть, единственный случай, когда совпали «красота» и «государственный интерес». Я понимаю, что искусство каллиграфии не для всех. Но когда приходят маленькие дети, которые заворожённо следят за движением пера или кисти по бумаге, сами пытаются выводить красивые линии, это очень радует и даёт надежду.

— Может быть, с этого маленького ручейка начнётся река. По крайней мере, посетители выставки очень активно реагировали на увиденное, а у детей горели глаза.

Не будем забывать и о том, что почерк, качество рукописного текста есть точное отражение вашего внутреннего содержания. Изменение почерка — это не просто коррекция психоэмоционального состояния, но и изменение судьбы человека. А сакральная каллиграфия — это же вообще очень интересно и тайно, и тайна эта далеко не открытая нам. Важно использовать всё, что может повлиять на человека, взять лучшее и из еврейской, и из арабской, и из китайской традиции… и показать здесь людям. Кто знает, может быть это даст толчок, импульс к появлению нового самобытного явления в культуре. К примеру, у нас есть великолепная школа каратэ, а ведь это боевое искусство к нам пришло из Японии.

— А Вы сами занимаетесь каллиграфией?

Занимаюсь. Для меня это ещё и путь преодоления многих проблем. Каждое утро я начинаю с того, что стараюсь «прописать» какие-то важные для меня моменты. Иногда это приходится делать по нескольку раз. И как-то сами собой приходят решения, появляются новые мотивации. У меня, к примеру, был определённый барьер перед публичными выступлениями, я смог его преодолеть таким образом.

— А каким инструментом Вы пишете?

Я в Германии закупил металлические перья и теперь ими пользуюсь.

— Те самые пёрышки, которыми мы писали в школе?

 

Да, обычные перья, которыми мы писали в тетрадках, и плакатные, плоские, которыми оформляли стенгазеты. Пока ничего лучше не придумали. По-моему, они были изготовлены в Китае.

— А Ваши дети чем пишут?

Каждый, наверное, слышал о том, как важно для ребёнка развивать мелкую моторику. Старшая дочка у меня уже большая, поступила в колледж МИД РФ, но я хорошо помню, как рано она стала учиться завязывать шнурочки и как старательно это делала. Но современные родители стараются всячески облегчить жизнь своему ребёнку: вместо шнурков сейчас липучки, вместо пуговиц — застёжки, вместо пера — шарик. Я интересовался у неврологов — они утверждают, что количество рецепторов, расположенных на подушечках пальцев, больше, чем на всём остальном теле. И вот такое природное «богатство» остаётся невостребованным. Для того чтобы развивать у ребёнка моторику, не нужно особых ухищрений и дорогостоящих приспособлений — лепка из пластилина, глины, письмо перьевой ручкой. Это элементарно.
Кстати, ещё интересная деталь: в Канаде, Японии, Китае не используются шариковые ручки до 5-го класса. Запрещено законом, потому что ребёнок должен чувствовать прикосновение пера к бумаге, менять нажим.

— А какова дальнейшая судьба этой выставки?

У меня много предложений, но пока рано об этом говорить. Скажу, что экспозиция точно будет демонстрироваться в одном из музеев Нью-Йорка, в Париже, Токио. Есть приглашения в Шанхай и Тель-Авив.

— Для российских посетителей выставка была бесплатной…

Да, это было принципиальное условие. Я хотел, чтобы на выставку попал любой желающий. Характерно, что и экспоненты предоставили свои работы, коллекции, проводили мастер-классы тоже бесплатно. Я сумел их убедить, что вместе мы творим красоту, а она не имеет цены.

Чёрное на белом

Беседовали Татьяна Филиппова,
Елена Рощина

Скачать статью в формате pdf

Источник: Журнал «Библиотечное дело»

Вернуться к списку
До открытия выставки 375 дней
Мудрые мысли
Каллиграфия — искусство намеренно искажать и видоизменять иероглифы, добиваясь в результате подлинной гармонии.