EN 

Необыкновенный художник

Всего в нескольких метрах от дороги, соединяющей Шринагар и Джамму, расположился магазинчик, переделанный под классную комнату. Каждый день сюда заглядывает больше 70 учеников, небольшими группками. Здесь они могут осваивать искусство, которому в Кашмире больше нигде нельзя обучиться — искусству каллиграфии.

Школа расположена на дорожной хорде, связывающей несколько деревень. Место, мягко сказать, не самое тихое: снаружи с гудками проносятся сотни машин. Но даже этот шум не способен нарушить царящую в магазине идиллию. Внутри — стены с облупившейся белой краской, увешанные десятками рисунков. Снаружи — прохожие, с любопытством заглядывающие в окна. Отвлекает, конечно, но лучше рекламы и не придумаешь.

В углу «классной комнаты» расположился стеллаж, на нем стопки листов и пара книг. Дети в возрасте от 4 до 10 лет усаживаются на пол, образуя полукруг с учителем в центре. Начинается урок.

У 60-летнего Гулама Мохиуддина Мира гладкая белая борода. Живет он в деревне Вир, раньше преподавал в Государственном институте образования, теперь на пенсии.

Мир — профессиональный каллиграф. Все его пятеро сыновей занимаются бизнесом, трое дочек замужем. Он решил оставить спешку и заняться обучением детей искусству красивого письма и скетчингу.

Каллиграфии Мир научился не в колледже и не в университете. К тому же Национальная академия искусства, культуры и языков закрыла свой трехгодичный курс каллиграфии после того, как компьютерные технологии захватили школы и желающих изучать это искусство сильно поубавилось.

Мир выучился каллиграфии у своих предков. Говорит, что он из зайлдаров и что все его предки, включая отца, практиковали каллиграфию. «Для них это было занятием для души, а не источником дохода», — рассказывает Мир.

Помимо каллиграфии, Мир также пишет картины маслом и делает вывески. В прошлом он также увлекался гипсовыми моделями: собрал скелет человека, сделал модель солнечной системы и много всего другого.

Мир настолько увлечен своим хобби, что вскоре после ухода на пенсию практически полностью посвятил себя каллиграфии. Осознав, что он последний каллиграф в округе и после него это прекрасное искусство может исчезнуть, в октябре 2017 года он арендовал магазин в Уранхаале и превратил его в школу, где и начал преподавать школьникам.

«Я очень испугался, когда понял, что с моей смертью искусство каллиграфии в этом районе тоже умрет, поэтому я задался целью его сохранить», — говорит Мир.

Каждый день, когда детишки из близлежащих деревень возвращаются со школы, то группками стекаются к Миру. А Мир тем временем уже принес несколько листов фанеры — её дети используют вместе картона. В начале занятия каждый ученик кладет лист на фанеру, и учитель помогает ему осваивать каллиграфию. Перед школьниками всегда стоит несколько пластиковых коробок с сотнями ручек для скетчинга, которые они могут использовать для закрашивания букв. Есть тростниковые рид-ручки, в большом количестве валяющиеся на полу.

«Я обучаю школьников писать с помощью рид-ручек и чернил. Как по мне, это самый эффективный способ обучения письменности урду, — говорит каллиграф. Если я вижу, что у ученика проблемы с письменным урду, то советую ему попробовать рид-ручку: ее плоский скошенный наконечник хорошо подходит для этого языка».

Любопытно отметить, что Мир, по сути, сам платит за возможность делиться своим мастерством. Все расходные материалы для занятий, включая ручки для скетчинга и планшеты, он покупает сам. «Хотя некоторые родители предлагают мне деньги за занятия, я практически никогда их не принимаю», — признается Мир.

Кроме урду, Мир учит школьников арабской, английской, кашмирской и персидской каллиграфии. Он уверен, что, практикуя каллиграфию, можно научиться писать разборчиво.

«Школьники не просто осваивают письмо, но и параллельно учат известные изречения уважаемых людей и стихи знаменитых поэтов, — говорит Мир. — Все это помогает формировать личность учащегося».

В исламской каллиграфии студенты записывают коранические стихи. У Манзура Ахмада есть дочка, она тоже ходит к Миру. Раньше у моей дочери были сложности с урду и английским и она не знала ни одного стиха из Священного Корана, — рассказывает Ахмад. — Но она все наверстала и в том, и в другом языке и выучила многие стихи из Священного Корана. Она даже запомнила некоторые хадисы пророка Мухаммада».

Люди в округе высоко ценят труд Мира. Его часто приглашают в школы, колледжи и медресе, чтобы он преподавал ученикам свое мастерство каллиграфии. Приглашения приходят как из южного и центрального Кашмира, так и из учебных заведений на севере области, — все для того, чтобы он продемонстрировал желающим свое искусство каллиграфии.

«Мир — учитель добродетельный и бескорыстный, — говорит Раис Ахмад, живущий в Батенгоо. — Он старается быть во всем полезным обществу».

Окончив занятие и придя домой, он отправляется прямиком в свою комнату, где его уже поджидают десятки учеников со всей округи. Они остаются там до сумерек, перенимая его знания о каллиграфии.

Необыкновенный художникНеобыкновенный художник

Источник: kashmirlife.net

Вернуться к списку
Выставка закончилась
Мудрые мысли
Слова заканчиваются, смысл длится бесконечно.