EN 中文 

Бурятский язык находится на грани исчезновения. Каллиграф пытается вдохнуть в него новую жизнь с помощью монгольской письменности

Амгалан Жамсоев впервые увидел каскады монгольской письменности еще в детстве в Бурятии, когда мать показала ему бурятский текст, написанный старомонгольским алфавитом. Он не задумывался больше об этом, пока однажды в девятом классе друг не показал ему старинный словарь, написанный тем же шрифтом. Тогда ему захотелось узнать побольше об истории Бурятии, и он купил дешевые кисти и тушь, чтобы научиться самому выводить плавные линии монгольских букв. Теперь он работает каллиграфом, педагогом и исследователем, специализирующимся на бурято- и монголоведении, в России в г. Улан-Удэ.

За годы занятий каллиграфией Жамсоев создал множество разнообразных работ, его творчество постоянно развивается. Большая часть работ выглядит вполне ожидаемо для произведения каллиграфии — это строки текста на вертикально висящем свитке. И все же, несмотря на кажущуюся простоту, это очень трудоемкое ремесло. В последнее время Жамсоев стал самостоятельно делать свитки для каллиграфии, уделяя особое внимание тому, как сочетаются текст и цвет ткани. Он также экспериментировал с ксилографическим, орнаментальным и другими стилями, которые открыл, исследуя традиции монгольской каллиграфии.

Буряты – один из монгольских народов, исторически обитавший на юге Сибири в районе озера Байкал. Сегодня большинство бурят по-прежнему живут в Республике Бурятия в России, но из 460 тысяч этнических бурят лишь половина владеет родным бурятским языком свободно. Отчасти это вызвано тем, что в 1970-е в Советском Союзе все школы обязали преподавать исключительно на русском языке, так и происходит по сей день, хотя некоторые школы предлагают факультативные занятия по бурятскому языку и культуре.

Сегодня буряты пишут кириллицей, но это сравнительно недавнее явление. Прежде, начиная с конца XVII века, в республике использовалось монгольское письмо. Оно было широко распространено вплоть до 1931 года, когда советские чиновники постановили перейти с вертикального шрифта на латиницу. Позже латиницу заменили на кириллицу, чтобы добиться единства с русским языком. Однако ни тот, ни другой алфавит не подходили для бурятского языка, и в бурятскую кириллицу пришлось добавить еще три буквы, чтобы передать отсутствующие в русском языке звуки.

Нынешние власти продолжили традицию подавления альтернативных алфавитов, издав в 2002 г. закон, запрещающий использовать любое некириллическое письмо. Изначально закон был принят после того, как Республика Татарстан выступила с предложением перейти на латиницу, но он также отнял всякую надежду на то, что в Бурятии сможет использоваться монгольская письменность.

Однако несмотря на то, что закон ограничивает использование монгольской письменности, Жамсоев надеется возродить интерес к монгольской каллиграфии – если не через язык, то через искусство. «Когда-то я верил, что красота поможет привлечь внимание к бурятскому языку, – говорит он. – Но оказалось, что возродить его нелегко, потому что, как кажется, многие буряты в этом не заинтересованы. Иногда я задаюсь вопросом, нужно ли это кому-то вообще? Но потом я думаю, что дух народа должен жить. Нельзя забывать наших предков, которые жили на этой земле не одну тысячу лет».

Жамсоев считает, что работа с каллиграфией – это побочный продукт его обширной исследовательской работы по истории Монголии и Бурятии, и подчеркивает, что прежде всего он ученый. Он постоянно экспериментирует с другими местными техниками каллиграфии из менее известных глав истории монгольской письменности. Один из последних экспериментов был вдохновлен ксилографией на объектах 1700-х годов. Эти деревянные печатные формы покрыты совершенно иной письменностью, Соёмбо, которая была разработана в 1686 году для облегчения записи заимствований из санскрита и тибетского и использовалась в основном для религиозных целей. Благодаря своим исследованиям Жамсоев смог реконструировать этот шрифт и создать собственные печати.

«Эта работа связывает современность с нашим прошлым, даже если выглядит как просто копия, – говорит он. – Я также доработал дизайн, чтобы он выглядел более привлекательным для современного зрителя». В другом проекте Жамсоев также старается привнести в свою работу ранние практики каллиграфии. Монгольская каллиграфия тесно связана с развитием буддистской живописи танка, картин, изображающих жизнь Будды, которые обычно использовались для медитации. Жамсоев в своих работах пишет буддистские мантры или воздает должное буддистским ученым, то есть опирается на эту буддистскую традицию.

Но творчество Жамсоева имеет и современное значение. Художник надеется, что возрождение истории сможет разрушить стереотипы о бурятах как о необразованном или отсталом народе. Как говорит он сам: «В дискуссиях в интернете люди часто говорят: "У вас нет своей [бурятской] письменности. [Русские] пришли к вам и дали вам письменность. Вы были неграмотны, а мы принесли вам культуру. Вы должны быть благодарны нам за это". Это проявление типичного колониального отношения к нам. Над нами издеваются, а потом говорят нам не жаловаться и не требовать, чтобы колонизаторы обращались с нами цивилизованно. Монгольское письмо и активная вера в то, что оно принадлежит бурятам, дают нам свободу от нетерпимости большинства».

Источник: The Calvert Journal

Бурятский язык находится на грани исчезновения. Каллиграф пытается вдохнуть в него новую жизнь с помощью монгольской письменностиБурятский язык находится на грани исчезновения. Каллиграф пытается вдохнуть в него новую жизнь с помощью монгольской письменности
Вернуться к списку
До открытия выставки 225 дней
Мудрые мысли
Каллиграфия — рукописная красота чувств.