EN 中文 

Приобщиться к каллиграфическому прекрасному

Самые изящные почерки мира можно увидеть на Международной выставке каллиграфии, которая открывается сегодня в Москве. В двух павильонах «Сокольников» выставлены работы из 30 государств.

Корреспондент НТВ Александр Калинин всматривался и вчитывался в экспонаты.

Таким экспонатам место на выставке ювелирных изделий. Но материал, на котором выполнена страница Корана, пожалуй, даже менее ценен, чем сам текст. Получается в прямом смысле — золотые слова.

Олег Ветошников, заместитель директора ОАО «Международная выставочная компания»: «Наша страничка выполнена из чистого золота высшей, 999-й пробы по заказу Монетного вора Российской Федерации».

Когда пытаешься прочитать, так и хочется воскликнуть: не каллиграфия, а криптография какая-то. Ничего не поделаешь. Свой текст Петр Чобитько выводил по всем канонам русского православного письма. Получилось следующее: грех юности моей и неведения моего не помяни.

Глядя на такие экспонаты, понимаешь: каллиграфия уже давно выросла из просто красивого почерка. Именно так это слово переводится с греческого. Теперь красиво написанные буквы соревнуются с шедеврами живописи, моды и дизайна, а имена каллиграфов у всех наслуху, если и не в России, то за рубежом точно.

Олег Ветошников, заместитель директора ОАО «Международная выставочная компания»: «Это наглядная демонстрация прикладного, так сказать, употребления каллиграфии».

Более прикладное применение и правда трудно придумать, все-таки ковры обычно кладут на пол, но только не этот шерстяной, вытканный вручную в технике арабской каллиграфии. Легендарный тунисский мастер Нджа Махдауи работал над ним три года. Сколько стоит этот шедевр, одному Аллаху известно.

Олег Ветошников, заместитель директора ОАО «Международная выставочная компания»: «Сейчас среди арабских шейхов очень модно заказывать роспись одного из своих самолетов у господина Махдауи. Это может быть какое-то изречение из Корана, сура, или, например, имя любимой женщины на самолете очень шикарно будет выглядеть».

За такие заказы господин Махдауи получает шестизначные суммы. Российский каллиграф Юрий Ковердяев к этим суммам имеет прямое отношение. Будучи сотрудником Госзнака, он выполнил рисунок на 50-рублевой купюре. Теперь предпочитает чистое искусство, но госзнаковское прошлое не отпускает. Техника резцовой гравюры видна сразу, например, в портрете поэта Александра Османова.

Юрий Ковердяев, художник-каллиграф: «Интересно, когда он смотрится издали, вроде портрет и портрет. А если ближе подойди, то видны буквы. Да и не просто буквы, а стихи».

Портрет Османова создавался полгода, а вот посвящение Григорию Эпштейну — полтора. Сразу ясно — искусство требует жертв. Автор конкретизирует, каких именно.

Юрий Ковердяев, художник-каллиграф: «Когда прописываешь все детали, то, конечно, глазки в кучку сбиваются».

От обилия экспонатов у посетителей Международной выставки каллиграфии глаза, скорее всего, тоже устанут. Все-таки зрелище не совсем привычное и, пожалуй, поэтому интересное. На приобщение к каллиграфическому прекрасному дают целый месяц. Все-таки такие картины нужно не только увидеть, но и прочитать.

Источник: сайт телеканала НТВ

Вернуться к списку
До открытия выставки 264 дня
Мудрые мысли
«Большая часть всего, что написано неразборчиво во всем мире, написано просто слишком торопливо». Льюис Кэрролл